РОССИЙСКОЕ ГИДРОМЕТЕОРОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО
ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

 

 

БОЕВАЯ СЛУЖБА ПОГОДЫ

Хвостов Иван Александрович Здание управления по Полковой, 1942 г.
Ерофеева А.И. в годы Великой Отечественной войны - радистка, кодировщица, синоптик Ветераны Обь-Иртышского УГМС

ФГБУ «Обь-Иртышское УГМС» в годы Великой Отечественной войны.


…Тот самый длинный день в году,
С его прекрасною погодой
Нам выдал общую беду,
Одну на всех…
На все четыре года…


ФГБУ «Обь-Иртышское УГМС» (Омское УГМС) было создано в апреле 1940 года. К началу Великой Отечественной войны на территории от границ Казахстана до Карского моря, отошедшей к управлению, работало 53 метеорологических и 5 гидрологических станций, 27 метеорологических и 50 гидрологических постов, Бюро погоды и 5 авиаметеорологических станций, обслуживающих Транссибирскую авиалинию и северную – Тюмень - Салехард. Общая штатная численность во всех подразделения составляла 750 человек

Начальник управления Григорий Николаевич Корещиков в первые дни войны ушел на фронт. 

В 1941 году Омское УГМС возглавлял Павел Иванович Никулин. После его ухода на фронт начальником назначен Антон Александрович Хвиюзов. С 1944 по 1948 годы управление возглавлял Алексей Васильевич Рудометов.

С началом Великой Отечественной войны гидрометеослужба перешла в состав Наркомата обороны, а Омское управление вошло в состав спецчастей Сибирского военного округа, где и находилось до 1946 года. Отдел агрометеорологии был передан в подчинение Омского и Тюменского областных управлений сельского хозяйства

В связи с этим значительно изменились оперативно-производственные программы управления, главной задачей которого стало гидрометеорологическое обеспечение воинских частей, а также всех отраслей народного хозяйства, работающих для фронта.

В первые месяцы войны 25-27% личного состава управления ушло на фронт, штаты авиаметеорологических станций были укомплектованы на 50 процентов. Все работы, в большем, чем до войны объеме, легли на плечи оставшихся сотрудников. В основном это были молодые девушки. Работники гидрометеослужбы выполняли не только свои прежние обязанности, но и все работы для военных нужд.

Было организовано социалистическое соревнование. Большинство сотрудников выполняли до 150 процентов нормы – за себя и тех, кто ушел на фронт.

Под руководством партийной организации, по инициативе работников гидрометеослужбы, сотрудники управления сдали в фонд помощи фронту денежных средств, облигаций госзаймов и теплых вещей на сумму более 100 тысяч рублей. Все работники управления в военные годы подписывались на государственные займы.

Метеообеспечение было организовано в соответствии с планом – к трем синоптическим картам дополнительно стали составлять две кольцевые карты.

Данные для синоптических карт получали по телефону с центрального телеграфа. Сводки из Москвы, Новосибирска, Диксона принимались с помощью обычного радиоприемника. Для расшифровки и кодировки данных в Омском управлении в конце июля 1941 года восстановлена группа шифровальщиков и организовано режимно-секретное подразделение.

По мере продвижения линии фронта на восток, синоптические карты сокращались. Иногда данные на синкарте были только до Урала…

С продвижением фронта на запад росло количество материалов с европейской части Советского Союза, а затем и с других стран Западной Европы.

В отдельные дни поступали метеоданные с территорий, занятых военными действиями. Их с риском для жизни передавали советские разведчики. Нападению немецких кораблей подвергался радиометцентр Диксон и метеостанции, расположенные на берегах Карского и Баренцева морей.


Из воспоминаний Н.И.Соколовой, начальника станции Омская – Степная:

«В годы Великой Отечественной войны, в любую погоду, даже в самых трудных условиях все наблюдения проводились в срок и с отличным качеством.

Отсутствие электричества на станции осложняло работу, отрицательно сказывалось на лабораторных работах по определению влажности почвы. Их приходилось проводить в лаборатории сельхозинститута.

Осенью 1943 года управление гидрометеослужбы выделило средства на покупку проводов. Изоляторы, ролики, опоры дали организации, которые получали данные со станции.

Электрификацию станции проводили своими силами. Мы, женщины, в свободное от работы время рыли ямы под опоры, тянули линию, прикрепляли изоляторы, ролики… Работами руководил электромонтер сельхозинститута. И лампочки Ильича на метеостанции зажглись! На самостоятельном проведении этих работ коллектив станции сэкономил 5 тысяч рублей!

Следующий этап – радиофикация. Теперь с работой справились быстро. В воскресенье дружно вышли и провели радиолинию по телефонным опорам. Когда вернулись на станцию, то услышали из репродуктора: «Внимание! Говорит Москва!». Все дружно закричали; «Ура!». Это были наши маленькие победы как вклад в общую победу над фашизмом».


Из воспоминаний Н.А.Рыбиной, в годы войны – синоптик Бюро погоды Омского УГМС:

«Омское УГМС, куда я была командирована из Новосибирского управления, располагалось в частном деревянном домике на улице Садовая. Отделы управления ютились в небольших комнатушках со скрипучими полами, печным угарным отоплением. В Бюро погоды стояло впритык несколько столов, заваленных картами, журналами. Здесь работали и синоптики, и техники. Работали под надзором.

Сводки погоды шли закодированными, после расшифровки мы их заносили на карты. В суточное дежурство, возобновляемое через 48 часов, без выходных и праздничных дней, синоптик обрабатывал и анализировал 4 основных, несколько кольцевых синоптических карт, составлял суточный прогноз погоды по территории области и давал штормовое предупреждение.

В рацион суточного дежурства также входила обязанность оценивать прогноз погоды синоптика, сдавшего дежурство и разбирать свой.

Во время дежурства полагался один обеденный перерыв. Ночью перерывы и сон не разрешались.

9 мая 1945 года я была дежурным синоптиком Бюро погоды. Вошел начальник отдела прогнозов Михаил Логвинович Бондарь сообщил радостную весть об окончании войны. Все плакали и были уверены, что это и наша победа…».


Из воспоминаний З.К.Поповой, работавшей в годы войны начальником АМСГ Самарово:

«В ноябре 1943 года в районы Тамбея и Сеяхи немцы бросили военный десант. Началась война на севере.

Все аэропорты, трассы, а вместе с ними АСМГ перешли на военное положение. Ответственность за метеопрогнозы возросла еще и потому, что появились, так называемые, «тяжелые» самолеты, не приспособленные к полетам условиях сурового севера.

В марте 1944 года всех синоптиков с трассы срочно отозвали в Омск на курсы по обучению новым методам прогнозирования. Синоптическое обслуживание полетов зимней навигации мне пришлось заканчивать одной… Я вылетела в Салехард и уже оттуда вела обслуживание всей трассы и Заполярья. Военные действия закончились в апреле 1944 года.

Летом 1944 года на АМСГ планировалось открытие пункта радиозондирования. Аэропорт поставил нам столбы и стропила под крышу нового водородохранилища, остальное строили сами. А в коллективе - одни женщины. Где с шуткой, где с песней «Эх, дубинушка, ухнем!» за месяц, не прекращая основных работ, построили водородку…

Выехать с Севера нам разрешили только в 1948 году».


Несмотря на трудности военных лет, в 1942-1945 годах работниками Омского УГМС были проведены совершенно новые виды работ и наблюдений, например, гидрографические полевые обследования и описания более 25 рек Омской и Тюменской областей.

С 1943 года в Омске, Ханты-Мансийске, Салехарде началось регулярное зондирование атмосферы гребенчатым радиозондом РЗ-049.

Значительно был увеличен объем работ на авиаметеорологических станциях. Метеообеспечение всех типов военных самолетов велось круглосуточно.

Через радиомаяки дежурного радиста аэропорта летному составу на борт самолета морзянкой передавалась фактическая погода как в пункте, так и по всей трассе. Делали прогнозы погоды для летно-испытательной станции, обслуживали авиаучилище, где шла подготовка летчиков. Кроме того, авиаметеостанции обслуживали правительственные самолеты, держащие курс на Восток и на Москву.

На Севере, где много озер, проводился лов рыбы, в лесах шел промысел пушного зверя. Вывоз этого богатства происходило в основном на самолетах легкой авиации.

А еще вязали носки, варежки, шили кисеты, портянки и вместе с сухарями отправляли на фронт и в осажденный Ленинград.

В период с 1940 по 1950 годы на территории, подведомственной ФГБУ «Обь-Иртышское УГМС», было открыто 14 метеостанций и 40 гидрологических постов.

Боевые задачи, возложенные на сотрудников Обь-Иртышского УГМС в период Великой Отечественной войны, были выполнены успешно. Многие сотрудники управления были награждены медалями «За доблестный труд», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». В их числе: Н.И.Смирнов, Н.П. Соколова, Е.М. Ларинская, П.В. Борисов, С.С. Раимова, Л.Р.Фукс, М.З. Мангазеева, А.Г.Салинникова, А.С.Шумская, В.Г.Борисенок, Е.С.Красильникова.


По архивным материалам ФГБУ «Обь-Иртышское УГМС»

 
Вернуться на страницу 75 лет Великой Победы >>