РОССИЙСКОЕ ГИДРОМЕТЕОРОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО
ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

 

 

НАШИ ВЕТЕРАНЫ - ГОРЕВ ВЛАДИМИР АЛЕКСЕЕВИЧ

Эти строки посвящаются памяти Владимира Алексеевича Горева, проработавшего в 60-80 годы прошлого века инженером-инспектором в отделе метеорологии ГМО Коми АССР. Владимир Алексеевич воевал в составе Донского, Юго-Западного и Первого Украинского фронтов, был бойцом 88-го отдельного гвардейского миномётного полка. Прошёл путь от рядового расчёта реактивной установки (знаменитых Катюш) до командира установки. Войну закончил в мае 1945 года в Чехословакии. Ратные подвиги В.А. Горева отмечены двумя медалями За отвагу, орденом Славы III степени и многими юбилейными медалями.

Будучи на пенсии Владимир Алексеевич часто захаживал к коллегам с дарами дачного участка, поражая всех всех своим оптимизмом, жизнелюбием, напоминая Тёркина. Встречи накануне дня Победы проходили неизменно, последняя состоялась в мае 2003 года.

Приводимые ниже, воспоминания В. А. Горева записаны в канун 50 летия Победы Русланом Александровичем Рочевым, были опубликованы в газете «Красное знамя» 11.04.1995 г.

Рассказывает Владимир Алексеевич: «5 июня 1942 года мне исполнилось 18 лет, и в этот же день пришла повестка о призыве в армию. Можно подумать, что горвоенкомат с нетерпением ждал этого дня. Может, и вправду так, ведь в то время на фронтах положение было не из лёгких, и новое пополнение всё время требовалось. Я тогда жил с матерью в посёлке Водник, что под Сыктывкаром, и работал на судоремонтном заводе электромонтёром. Сборы были недолги, котомку в руки, и в путь. Сначала повезли в Княжпогост, а потом поездом в Москву. Побыв недолго в столице, отправили под город Горький, в Зелёный городок. Как нам стало известно, готовили там специалистов для нового секретного оружия - реактивных установок типа БМ-8. Утром начальник школы прошёлся перед строем и отобрал из нашей команды всего троих, по каким признакам отбирал не знаем. Остальных, в том числе и меня, отправили обратно домой. Думаю, что такое решение было весьма неумным, ведь такие большие расходы на дорогу, да ещё и оторвали нас от работы. Вернувшись домой, ещё целый месяц работал, а 18 августа снова повестка и снова путь-дорожка пролегла в белокаменную. На этот раз поместили на Красноказарменной улице в пустых казармах, и дали название 88-я команда. 24 августа приняли присягу, а на следующий день отправились в путь и через три дня прибыли на Сталинградский фронт. Выгрузившись на станции Камышино, своим ходом продолжили путь до Дубовки. Ни на отдых, ни на обучение времени толком не было отпущено. 1 сентября мы дали первые залпы по врагу, тем самым как бы сдали первый экзамен военной науки.

У каждого рода войск есть свои особенности, у нас у реактивщиков, была задача: эффективнее использовать наше грозное оружие, пока ещё секретное, а главное-сохранять, ведь немцы охотились за «Катюшами» всеми средствами. Только откроем огонь, их самолёты сразу засекают нас. И тут же фашистская артиллерия начинает нас обстреливать. Выедем на огневую позицию, дадим залп и скорее обратно на выжидательную позицию в аппарель - убежища для орудий. Нас очень выручали водители, работали они виртуозно. Окапывались очень спешно. Для того чтобы спрятать реактивную установку, надо вырыть многометровый котлован, а дислокация менялась довольно часто. Не зароешься - погубишь себя и технику. А ведь расчёт вместе с водителем состоял всего из 4-5 бойцов. Особенно трудно было зимой бить кирками, лопатами по мёрзлому грунту. Болели все мышцы, хотелось упасть и не вставать. Война - это ещё тяжёлая работа - без выходных и отпусков. В бою пожалуй было легче. Много лет снилось как мы надрывались пряча технику. На даче за 20 лет столько не перекидал земли как в годы войны.

В день наступления под Сталинградом, 19 ноября 1942 года, наш дивизион находился на участке прорыва и вместе с другими частями вступил в бой. Врагу был нанесён такой удар, какого ещё не было за все предыдущие месяцы войны. Через несколько дней Юго-Западный, Донской и Сталинградский фронты соединились. За участие в Сталинградской битве и я был награждён медалью За отвагу. А скоро мы снова устремились наступать. В конце декабря наш дивизион принимал участие в наступлении на Котельниково. Бои с танками были страшными.

Из-за непролазной грязи двигались очень тяжело. Откуда не возьмись, появились немецкие танки, движутся прямо на нас и стреляют. Почти все мы благополучно отошли, но одна машина застряла и ничего в той обстановке мы не смогли сделать, чтобы вытащить её. Нависла угроза, что установка попадёт немцам, а этого допускать было нельзя. Мы своё секретное оружие берегли больше жизни. Недаром на каждой установке был ящик с взрывчаткой. Положение критическое. Послал меня командир батареи взорвать машину. Под пулями, по грязи дополз я и зажёг бикфордов шнур и еле успел отползти до ближайшей воронки. От установки не осталось ничего.

Весной 1943 года наш полк, поредевший и уставший, направили в Подмосковье на пополнение. Пробыли мы там довольно долго. В один из дней группу наших бойцов вызвали в Кремль, где секретарь Президиума Верховного Совета СССР Горкин вручил мне вторую боевую награду - медаль За отвагу. Дальше моя фронтовая дорога пролегла по Украине на Львовском направлении, уже в качестве командира расчёта БМ-13. Бои были тяжёлые, немцы сопротивлялись отчаянно, хотя боевой дух их заметно убавился.

Однажды в поле нашего зрения - на расстоянии 800-900 метров - попала двигающаяся колонна, примерно рота. Мы убедились, что это не наши. Командир батареи В.П. Маслов принял дерзкое решение: обстрелять эту колонну, но не на поражение, а вроде попугать. Мы трое - Маслов, водитель и я, проехали метров на 330-500, встали за бугор. Маслов с возвышенности корректировал, а я выпускал по одной ракете. Всего выпущено было где-то 6-8 ракет. По одной спереди, сзади и по бокам колонны. Колонна залегла, рассеялась, но мы к ним не приближались. Назавтра узнаём, что это были румыны. Все они сдались в плен. То ли сами шли сдаваться, то ли мы помогли сдаться. Наш комбат Маслов был награждён орденом Красного Знамени, а я - орденом Славы III степени. Полагаю не за этот случай, а за предыдущие тяжёлые бои.

Ну а дальше мы в составе I Украинского фронта двигались уже по территории западных стран, День Победы застал нас в Чехословакии. В составе группы советских войск мы пробыли там до ноября 1946 года. Демобилизовался в 1947 году, вернулся в Сыктывкар.

При постановке на воинский учёт горвоенком предложил мне заведовать оружейным складом.

Там я и встретил свою любовь, свою Аннушку-фронтовичку которая всю войну трудилась на полевом госпитале на Карельском фронте. Вот уже 46-й год живём вместе, сына и дочку вырастили, а теперь и внучка растёт.

Ни один фронтовик не хочет, чтобы его сын или внук пережил то, что довелось испытать ему. Но сыновья и внуки обязаны знать, какой ценой досталась нам эта победа».

 
Вернуться на страницу 75 лет Великой Победы >>